Актер театра кукол - работа не для слабых - Журнал "БАНЗАЙ" Югра
previous arrow
next arrow
Slider
Актер театра кукол — работа не для слабых

В бывшем кинотеатре «Аврора» поселился театр актёра и кукол «Петрушка». Обживать новое здание придётся ещё долго, а сегодня, в преддверии подготовки спектакля «В поисках птицы счастья», обстановка здесь мистическая. Словно попал в другой мир. И этот мир очень далек от привычных всем стереотипов. О том, что такое современный театр кукол, почему работа актёра-кукловода самая что ни на есть мужская, и чем сургутский «Петрушка» может по праву гордиться, рассказал режиссёр театра Никита Сергеевич Шмитько.

norootДосье:
Шмитько Никита Сергеевич

Родился 17 апреля 1982 года

Образование:
— Нижегородское театральное училище им. Евстигнеева. Курс Р.В. Бунатян
(по специальности Артист-кукловод. 2000-2005 гг.)
— Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства (СПбГАТИ ) курс Н.П. Наумова заочное отделение. 2008- 2013 гг.
(по специальности Актёр театра кукол (диплом с отличием))
— Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства (СПбГАТИ ) курс Н.П. Наумова заочное отделение 2008-2013 гг.
(по специальности Режиссёр театра кукол (диплом с отличием))

Театр:
— С 2005 по 2013 года актёр Курского государственного театра кукол.
Большой актёрский репертуар. Более 30 ролей в различных спектаклях.
— С 2013 года постановка спектаклей в различных театрах Санкт-Петербурга и страны.

В театре работа кипит полным ходом. Актёры кроме игры на сцене занимаются еще массой дел: помогают с костюмами, париками, декорациями. А как же иначе, ведь сургутский театр «Петрушка» – одна большая, дружная семья. «Все сообща делают одно дело. И поэтому работать с такими людьми легко и приятно», — отмечает Никита Сергеевич. У него уже есть опыт сотрудничества с театром: он поставил спектакль для детей «Золотой ключик, или Приключения Буратино» по сказке А. Толстого и «451 градус по Фаренгейту»по роману Р. Брэдбери для взрослых.

«Никита виртуозно владеет всеми видами кукольных систем, кропотливо работает с актерами над созданием кукольных образов на репетициях. Прекрасно владеет новейшими технологиями изготовления кукол. Для спектакля «451 градус по Фаренгейту» актёры вместе с режиссёром с удовольствием сами изготавливали необычных кукол из бумаги. Он сам инсценирует произведения классиков и делает это мастерски, сочиняет стихи к песням, которые звучат в спектаклях. Тонко чувствует музыкальный ряд, прекрасно разбирается в фокусах теневого театра, вставляя его в свои спектакли как еще одно выразительное средство для раскрытия образа спектакля», – так говорят в театре об опыте работы с режиссером.

Банзай:
Это очень тонкая работа – сделать спектакль таким, чтобы его с интересом смотрел и ребенок, и взрослый…
Никита Шмитько:
Если говорить про театр кукол, то в наше время он стремится в сторону семейного театра. Мы стремимся так выстроить спектакль, чтобы он одновременно был интересен и родителям, и их детям. Для каждого из них закладываются разные пласты мыслей, образов и юмора.

Театр – не просто развлечение, это индустрия достаточно развита, и нам за ней не угнаться. Театр должен нести разумное, доброе, вечное. Общечеловеческие ценности, о которых родители могут потом поговорить с детьми, совместно просмотрев спектакль.

Банзай:
На какую аудиторию рассчитан спектакль, к которому сейчас идет подготовка?
Никита Шмитько:
«В поисках птицы счастья» спектакль семейный. Пьеса написана по мотивам сказки Мориса Метерлинка, в сюжете – и путешествие между мирами, и образы людей, животных, вещей… Времена Метерлинка – символизм, сказка полна символов, множеством значений. Наша задача – адаптировать материал под детскую аудиторию, но и дать вместе тем взрослым пищу для размышлений.
Банзай:
Как будут воплощаться задуманные образы с помощью кукол?
Никита Шмитько:
В сознании нашего человека накрепко прижился эталон — театр кукол Образцова. И все, что связано с кукольным театром: спектакли на ширме, зрители только из детского садика. Но в Европе это уже давно театр не только для детей. Радует, что у нас в России наблюдается новый виток развития этого искусства. В отличие от театра драмы мы имеем больший запас выразительных средств, и нам значительно легче играть с пространством. Театр кукол – это на 70% визуальное искусство, и здесь нужна большая работа художника, чтобы обыграть пространство. Особенно важно это для детских спектаклей, так как детям нужна картинка.

Причем у современных детей так называемое «клиповое сознание», поэтому наша задача – удержать внимание зрителя. Как известно, дети воспринимают информацию маленькими порциями, мы стараемся выстроить спектакль так, чтобы действие было динамичным и изменялось сценическое пространство.

__compressed

Банзай:
Это очень тонкая работа – сделать спектакль таким, чтобы его с интересом смотрел и ребенок, и взрослый…
Никита Шмитько:
Если говорить про театр кукол, то в наше время он стремится в сторону семейного театра. Мы стремимся так выстроить спектакль, чтобы он одновременно был интересен и родителям, и их детям. Для каждого из них закладываются разные пласты мыслей, образов и юмора.

Театр – не просто развлечение, это индустрия достаточно развита, и нам за ней не угнаться. Театр должен нести разумное, доброе, вечное. Общечеловеческие ценности, о которых родители могут потом поговорить с детьми, совместно просмотрев спектакль.

Банзай:
Откуда берутся сюжетные линии, образы, герои, которые составляют упомянутые вами пласты?
Никита Шмитько:
Театр является некой символической проекцией жизни, поэтому, в первую очередь, это работа с художником. Во-вторых, современный театр кукол – это единство направлений, раньше существовавших раздельно: театр драмы, театр кукол, балет, опера. Любой театр сегодня – это синтез. Поэтому сейчас постановки театров кукол не ограничиваются непосредственно куклами, а включают в себя все направления театра. Это хорошо заметно в спектакле «В поисках птицы счастья», в котором используются и куклы, и хореография, и пластика актера, и даже мультипликация.

Учитывая размеры и технические возможности большой сцены Сургутской филармонии, мы разработали не типичное для камерного театра кукол пространственное решение спектакля. У них есть большой интерактивный задник, экран, на котором будут идти проекции, создавая ощущение волшебства. Герои сказки путешествуют по множеству миров, для этого мы используем видео. Художник-постановщик спектакля Андрей Запорожский рисует эти миры, затем мы передаем их оператору, решаем, как их оживить. Получается такой живой задний фон.

Театральный художник Андрей Запорожский – номинант Высшей национальной театральной премии «Золотая маска», неоднократный лауреат Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой Софит»

g_ofTgM6eI0_compressed

Банзай:
В чем основная сложность в работе над постановкой?
Никита Шмитько:
Сложность в том, что у театра пока не оборудована площадка. Конечно, это великое дело, что для него нашелся дом, потому что театры годами сидят в маленьких помещениях, а «Петрушка» вообще бездомный скитался. Но еще предстоит большая работа, чтобы это здание привести в соответствие с нормами и требованиями. И большие финансовые вложения спонсоров, которых очень трудно найти.
Банзай:
Может ли вообще театр кукол стать коммерческим проектом?
Никита Шмитько:
В России это очень сложно, это редкость. Я знаю в Санкт-Петербурге несколько таких театров. Но все равно они постоянно нуждаются в дотировании. Театру нужен огромный штат сотрудников, а маленький театр – это микромодель большого. Билетер, бухгалтер, столяр, плотник… Надо «болеть» театром, чтобы открыть собственный.

Мы полностью зависим от зрителя, ему должно нравиться в театре

Банзай:
Вы не боитесь удивлять зрителя чем-то, к чему он не привык?
Никита Шмитько:
Режиссер ставит перед собой задачу, какие конкретно мысли он хочет донести до зрителя, что сказать ему. Казалось бы, в детском театре все просто, но и «Курочку Рябу» можно рассказать по-другому. Спектакли для взрослых – это диалог режиссера со зрителем о тех вопросах, что его волнуют. Хочется поговорить со зрителем об определенных вещах, о которых задумываешься сам.
Банзай:
Как вы пришли в профессию?
Никита Шмитько:
Я с детства увлекался театром. В небольшом городе Саров под Нижним Новгородом, где я жил, была театральная студия, в которой преподавали актеры местного театра. К окончанию школы я уже точно знал, куда буду поступать.

_compressed

Банзай:
Профессия актера-кукловода не самая престижная и денежная. Наверняка, родные не одобряли ваш выбор.
Никита Шмитько:
В искусство нормальные люди не идут, этим нужно «болеть». Увлеченность театром, желание репетировать и выходить к зрителю становятся главным делом в жизни, и хобби, и работой. И потом, театральный институт «нормальному» человеку сложно окончить. Попробуйте выдержать такое, когда все 24 часа 7 дней в неделю вы что-то изучаете, занимаетесь танцем, акробатикой, фехтованием, репетируете роли, осваиваете системы кукловождения. Не то, что отсидел на лекциях, сдал экзамен, и все. Актёр театра кукол должен уметь и куклу сделать, и образ персонажа до зрителя донести. Ещё важно совместными усилиями сыграть спектакль. Обычно студент в одиночку диплом пишет, актёры же всем курсом создают дипломный спектакль. Если у актера есть образование, то я понимаю, какую школу он прошел, и что он действительно хочет работать. Да еще и не ради денег, потому что всегда эта профессия была низкооплачиваемой. Я восемь лет работал актером, и зарплата моя была 5308 рублей. При этом у меня был высший разряд. Если я со всеми надбавками получал восемь, я был счастлив. Все актеры где-то подрабатывают не потому, что им это весьма нравится, а потому, что семью кормить надо. У актёров театра «Петрушка», конечно, зарплаты побольше, чем в среднем по России, но и проживать в Сургуте не так дёшево.
Банзай:
У нас в России к профессии актера театра кукол отношение, мягко говоря, несерьезное.
Никита Шмитько:
Это, опять же, клише, навешенное советским театром кукол. Этот образ «театра только для маленьких детей» трудно из головы выбить. На самом деле, эта работа требует и выносливости, и физической силы. Драматический актер не всегда сделает то, что сделает кукольник. У кукольного актера меньше амбиций. У них труд какой-то… Более честный, что ли… Ты можешь ползать на коленях весь спектакль где-нибудь внизу под ширмой, а если спектакль на ширме, то это ещё и нагрузки на спину, потому что взять куклу и 40 минут работать с вытянутой вверх рукой, надо еще пойти на такое. Есть спектакли в чёрном кабинете, когда актёры полностью одеты в чёрное, закрыты масками, дышать сложно, ничего не видно, велика вероятность упасть, ползёшь на коленках среди кучи людей… Это настолько физически и морально сложный труд. И такое несерьезное отношение обидно.
Банзай:
Сложно представить, что вот этот брутальный мужчина может сыграть Зайчика…
Никита Шмитько:
И снова, укоренившееся отношение взрослых к театру кукол, как к чему-то несерьёзному. Это неправильно – «сдать на время», сунуть ребёнка в театр, а самому пойти по магазинам. Театр же, в первую очередь, ставит перед собой воспитательные задачи. И если спектакль про зайчиков, это еще не значит, что он неглубокий. Зайчик и Гамлет обладают чувствительностью, просто разница в ее глубине. У Зайчика эта, так называемая, «шахта боли» (глубина переживаний – прим.ред) меньше, но страдает он до самой её глубины. Поэтому разница между ним и Гамлетом не так и велика. И если ты играешь Зайчика хорошо, то у ребенка это будет вызывать такие же эмоции, как хорошо сыгранный Гамлет у взрослого. Актеры играют персонажей, а у каждого персонажа есть жизнь. Сыграть Зайчика тоже надо уметь. У нас сложность еще и в том, что в куклу нужно передать прожитую тобой эмоцию. Сначала актр должен построить персонаж, потом переложить его в куклу, заставить двигаться, чтобы она ожила. Это сложно. Невидимые миру слезы – то, что происходит за ширмой.

1_compressed

Банзай:
Спектакль «В поисках птицы счастья» можно назвать прорывом?
Никита Шмитько:
Мне кажется, у этого театра есть немало достойных постановок. Они очень много работают, выпуская в год по семь новых спектаклей, не каждый провинциальный театр может такое себе позволить. Труппа очень хорошая, настолько сплочён коллектив, настроены работать люди. За три года театр «Петрушка» изменился. Став отдельным учреждением, он получил возможность развиваться. У театра есть свои проекты, фестивали «КУКЛАград» и «Петрушки много не бывает». Галина Валерьевна Коптяева (художественный руководитель театра с 2014 г. – прим.ред) приглашает для актёров театральных педагогов из лучших творческих вузов страны. Её отношение к театру великолепно. У актеров прибавилось работы, они проходят тренинги, занимаются вокалом, в общем, всем тем, чего часто не хватает театрам. Это постоянная подпитка. Они пашут тут круглосуточно. И с таким коллективом очень приятно работать. Это не какой-то расхлябанный организм. Театр начинается с актёров, на них все и заканчивается. Если актёры играют плохо, никакая режиссура и художники не спасут.
Банзай:
Вы были актёром, сейчас вы режиссёр. Как ощущения по другую сторону сцены?
Никита Шмитько:
В какой-то момент я понял, что получил от актёрства все, что мог, и пошёл учиться на режиссуру. Бесценный опыт актёрской работы дает понимание изнутри. Ты понимаешь каждого актёра, знаешь чем можешь ему помочь. Понимаешь, как работает спектакль изнутри, это помогает тебе выстраивать его. А второе образование – это как пинок от жизни, здорово освежает.
Банзай:
А вообще, несут ли актёры с собой работу домой?
Никита Шмитько:
Разве любить свою работу, жить своей работой, идти на неё с радостью – ненормально? Такие ненормальные люди для театра – это нормально. Разве обычный человек выйдет на сцену кого-то изображать? Нет! Актёр – тот человек, который может принять любую роль, прожить её, отыграть её и забыть. Сохранив при этом рассудок. Актёр, как говорил один режиссёр, это чувствилище (то, что служит выразителем чувств, прим.ред).

У театра кукол большое социальное значение. Мы же воспитываем новое поколение. Ответственные родители приводят детей сначала в театр кукол. И государство должно понимать, что это первая встреча ребенка с искусством, и она должна быть прекрасна. Но чаще всего происходит наоборот. Театрам приходится брать какие-то старые спектакли, дорабатывать их, приводить в приличный вид, потому что на новые денег нет. Театру нужны спонсоры, но из-за отношения к нему как к чему-то несерьезному «только для детей», на него никто из спонсоров и не смотрит.

Банзай:
Нелёгкий труд у актёров и режиссёра. Как лично вы отдыхаете?
Никита Шмитько:
Тут такая история: если ты правильно выбрал профессию в жизни, ты не устаёшь. Когда я узнал, сколько буду получать, я задумался. Может, лучше пойти телефонами торговать? Тогда, между двумя вариантами – ходить на хорошо оплачиваемую, но нелюбимую работу, и мало оплачиваемую, но любимую, я выбрал второй. Потому что только в этом случае можно просыпаться каждое утро с мыслью: «Как хорошо, мне опять на работу»!

Записала Наталья Бармина
Иллюстрации и фото предоставлены театром «Петрушка»