Аккорд, В Югре

The Livіng Stones

От:

Музыкальная группа «The Living Stones» недавно презентовала свой дебютный альбом «The Universe», хотя существует лишь около года. Ребята выступают на многих площадках города, уже печатают тираж CD и мечтают о мировой славе, благо есть основания – качественное неординарное звучание и нестандартный экспериментальный жанр музыки. Как получилось, что их свела судьба, о концепции «The Living Stones» и чего не хватает Сургуту, чтобы развиваться в музыкальном плане, рассказали «Банзаю» участники группы.


Б.: Как вы приобщились к музыкальным инструментам, на которых играете в группе?

Артем: В детстве в музыкальной школе хотелось учиться играть на скрипке, но учился игре на домре, с возрастом перестал понимать, зачем мне это. Как-то пришел к подруге, у нее была гитара, я попробовал поиграть и очень вдохновился, поразился, почему я раньше не прикасался к гитаре!

Максим: Впервые, когда я услышал песню гр. БИ-2 «Полковнику никто не пишет», меня поразили звуковые эффекты. Позже мне в руки попалась акустическая гитара брата, и мне захотелось научиться играть на ней. Потом появилась собственная гитара. Но в музыкальную школу в 9 лет я не подошел по возрасту, поэтому пришлось быть самоучкой. Мой интерес развился до соло-партий.

Данила: Начал играть позже всех из участников группы, в 18-19 лет. У отца уже была бас-гитара, и после того, как впервые взял ее в руки, заинтересовался этим инструментом. В бас-гитаре понравилось все – звучание, тембр, само ощущение от игры. Сейчас я получаю истинное удовольствие, играя в группе с ребятами, и с каждым днем любовь к музыке растет все больше.

Антон: Я человек-оркестр. Закончил музыкальную школу по классу скрипки, в 14 лет с другом в Кургане организовали свою группу, и так сложилось, что я сел за ударные, а после изменения состава группы перешел на гитару. Сейчас в «The Living Stones» все-таки остановился на ударных, стараюсь развиваться в этом направлении, именно барабанщики более всего востребованы в Сургуте.

Б.: Как вы собрались в одну группу?

Макс: Сначала мы с друзьями играли в одном из мини-баров Сургута. Появился Артем. Тогда и возникла идея создать группу направления пост-рок. Группа «The Living Stones» уже существовала, в нее входили Владислав Паршин (ударник, сейчас в армии), Игорь Мандрик (акустика). Артем предложил нам попробовать вместе поиграть что-то новое.

Артем: В этот же вечер появилась композиция «The Universe». Уже на следующий день 17 января 2015 года мы играли в другом пабе уже нынешним составом. На это выступление я из своей прежней группы «Колечки чая» позвал Данилу к нам в «The Living Stones» . От выступления таким составом мы получили массу положительных эмоций. И решили придумать название проекту – сначала просто «Living Stones» .

Чуть позже к нам присоединился Антон, с новым звучанием ударных общее музыкальное впечатление изменилось, на наш взгляд, в лучшую сторону.

Б.: А с чем связано название?

Артем: Влад – родоначальник, все твердил про чайку по имени Ливингстон. Он связывал это с рассказом Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». А для всех остальных это стало ассоциацией «живые камни».

Б.: Как вы определяете музыкальное направление вашей группы?

Макс, Артем: Мы хотели сделать пост-рок, но ввиду набора наших музыкальных инструментов появились отклонения в другие музыкальные жанры. В итоге получился экспериментальный жанр, смешение ambient, post-rock, grunge, space rock. Можно сказать, что мы позиционируем себя как инструменталисты, а жанр определяем как экспериментальный пост-рок.

Данила: Меня удивляет, что фраза «Мы играем так, как чувствуем» не устраивает многих в качестве определения музыкального жанра. Обязательно людям нужно знать конкретное направление, иметь ассоциации с уже существующими четкими жанрами, группами. Но что такое пост-рок? Его определение расплывчато. Поэтому сложно сказать, что такое наш экспериментальный пост-рок…

Артем: Про наше творчество можно сказать так: «Музыка как девушка, а парней привлекают девушки, которых нужно разгадывать, такие интереснее легкодоступных. Наша музыка загадочная, атмосферная, призвана рождать собственные ассоциации».

Б.: Как рождаются композиции?

Данила: Это происходит обычно так: каждый участник делает какие-то наброски, на следующий день мы собираемся и делимся аккордами, басовыми линиями и т.п., на основании этого мы пытаемся импровизировать, и через некоторое время это выливается в более конкретную партию, готовый вариант – это всегда некий компромисс. А право назвать композицию принадлежит тому, кто придумал первые ноты.

Б.: Ваша музыка может стать саундтреками к кинофильмам. Есть планы по поводу подобных проектов?

Артем: Да, мы начали задумываться над тем, чтобы создавать саундтреки к фильмам, когда приступили к записи альбома в студии. В Сургуте есть один проект, в котором мы, возможно, выступим в подобной роли. Хотим попробовать себя в этом направлении в более крупных городах (Екатеринбург, Санкт-Петербург).

Б.: Чего не хватает Сургуту, чтобы приблизиться к уровню Тюмени, Екатеринбурга?

Антон: Я приехал из другого города, и около года мне было не совсем понятно, где тут происходят музыкальные «тусовки». Ни через сайты, ни через соцсети таких сведений не мог получить. Не нашлось общего паблика с информацией, где собираются сургутские музыканты, на каких площадках. Все сургутские группы разрознены, играют «для себя». Радует, что есть «102B» и «Порт».

Но проблема в том, что мало репетиционных баз, многие ребята репетируют своими силами в гаражах. И, наверное, не развита музыкальная культура горожан. Молодым людям не слишком важна атмосфера заведения, которая создается музыкой, в отличие от Екатеринбурга, Тюмени, Кургана. Посещение концерта местной группы именно ради музыки – редкость.

Артем: Да, согласен: площадок именно для выступлений не хватает. Отчасти поэтому невелики шансы на то, что музыкальное направление, которое мы транслируем, станет популярным в Сургуте. Следовательно, нужно двигаться дальше, это обычная практика других уже популярных музыкальных групп. Начинать с такого города, как Сургут – это нормально, есть вероятность, что в крупных городах мы добьемся большего успеха, не останемся незамеченными, поскольку там иные масштабы.

Б.: Какие планы в развитии группы?

Планы серьезные, мечты уже начинают воплощаться. К ним относятся запись и выпуск первого альбома. Не могу сказать, что наша жизнь после этого кардинально изменилась, но тем, кто познакомился с творчеством группы, нравится. Это главное. Мы стараемся, в первую очередь, для людей. Мы сами проникаемся этой атмосферой. Да, альбом, не идеален, но мы развиваемся. Альбом был записан на средства, полученные от концертов, так что мы благодарим каждого слушателя, оказавшего нам содействие.

Б.: Кто ценители вашей музыки и как вы можете их охарактеризовать? кто пришел на ваш концерт в «Порт»?

В апреле 2015 года у нас уже был концерт, на него мы приглашали абсолютно всех, в итоге пришло около 150 человек. На концерт в марте пришло больше людей, чем мы ожидали. Это представители совершенно разных возрастных категорий, те, кому нравится то, что мы делаем…

Интервью Ирина Авдоненкова

Фото Арсений Балашов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий