Обнимая Мир, Путешествия, Трэш

Лицом к лицу с опасностью

От:

С этим словом у нас ассоциируется, как правило,  посещение какой-нибудь  незнакомой страны, включающей походы в развлекательные комплексы, а также – пляжи и экскурсии. «Всё включено»: с крышей над головой в шикарном пятизвездочном отеле и шведским столом, бассейном на территории и аниматорами в любое время суток. Одним словом, безопасность гарантирована на все 100%, если по глупости не устроить самому себе неприятное приключение.


Но мне сейчас хотелось бы поговорить о путешествиях другого рода – свободных. Многие из вас наверняка смотрели фотографии или читали чей-нибудь блог, где все описано «в розовом цвете», говорится, что свободные путешествия — это «супер и класс». Встречаются добрые люди, которые угостят обедом или пустят переночевать к себе домой, а иногда и выручат деньгами. Но не все так радужно, как кажется на первый взгляд, не многие путешественники говорят обо всем откровенно, делятся своими страданиями, дабы не пугать читателя, но, с разрешения моих друзей, я поведаю вам о некоторых ЧП, изменивших их взгляды на жизнь «свободного путешественника», когда на каждом шагу путника подстерегают опасности и испытания. Надо иметь подлинное мужество, чтобы пройти через такое в чужой стране.


Первую историю хочу рассказать от лица Олега Антипина, того самого парня из Сургута, который в данный момент кочует по Таиланду с двухмесячной визой.


Вьетнам. Хюэ. 2015 год

Так бывает, что порой ты живешь и не осознаешь всей ценности своей жизни. Ты не ценишь того, что у тебя есть, а все хорошие моменты, что ты имеешь, воспринимаешь как должное. Это одна из причин, почему я отправился в такое необычное путешествие. Сейчас я радуюсь каждому дню, а после той аварии я начал ценить жизнь.

– О, кажется, мы проехали мой дом!

Рики, чувак у которого я жил в Хюэ по каучсерфингу, резко останавливается. Ему 18 лет, и, скажу честно, водитель из него не очень хороший. Но зато было весело, когда нас периодически мотало на мопеде в разные стороны просто из-за того, что он не справлялся с инерцией.

– Ничего, сейчас развернемся. Ты в порядке?

В те дни я простудил горло и сильно кашлял, порой мне хотелось выплюнуть свои легкие, и Рики очень заморачивался на этот счет. Он смотрит по сторонам, мы потихоньку едем. Я слышу какие-то крики вдалеке. Не обращая на них внимания, мы продолжаем не торопясь ехать. Во Вьетнаме оборачиваться на каждый крик – пустая трата времени. Крики все громче, я начинаю отчетливо слышать чью-то речь. Мы разворачиваемся, и я вижу мопед, который мчится на огромной скорости прямо на нас. Через секунду я оказываюсь лежащим на дороге, не понимая, что вообще происходит! Я резко встаю и бегу на тротуар, опасаясь, что меня могут сбить, и не имея представления о состоянии здоровья. Сейчас я пишу это, и теперь я знаю, как работает мой инстинкт самосохранения.

И только после этого я вспоминаю об остальных участниках аварии. Рики и другие продолжали лежать. Я испугался за них, побежал, чтобы помочь, но, почувствовав резкую боль в ноге, сбавил ход.

– Рики, ты как?
– Ок.

Я протягиваю ему руку, за нас двоих я был спокоен. Пока я поднимал мопед, который придавил ногу вьетнамцу, на Рики начал кричать второй, который смог встать самостоятельно. Я встаю между ними и отталкиваю «агрессивного товарища». Странно, что он ничего не имел против меня, лишь пытался обойти, чтобы добраться до Рики. Вокруг – толпа зевак. Меня берут за руку и отводят в магазин, чтобы не было проблем с полицией. Продавщица принесла туалетную бумагу и показывает на мой локоть. Я вспомнил, что неплохо было бы осмотреть себя после аварии. Слегка разодранный локоть, легкая боль в ноге. Повезло. Встал, походил по комнате, вроде, ничего не сломал. Жив. Цел. Орел. Все хорошо.
В итоге все разошлись мирно, а виноваты оказались те ребята. Но Рики еще долго просил прощения, зачем-то предлагал деньги. Я написал ему позитивный отзыв в каучсерфинге, подарил казахские тенге и тайские баты, так как он коллекционирует всякие монеты.

– Это была не моя вина! Мы ехали по своей полосе.
– Да, я понимаю, ты не переживай так, с рукой все нормально будет.
– Надеюсь…
– Я обработал ее зеленкой. Теперь я точно не забуду Вьетнам!

Мы оба засмеялись и попрощались. Я поехал в Дананг, а он – в свой универ. Кстати, Рики отделался небольшой царапиной на ноге, так что с ним тоже все в порядке.
Сейчас я вспоминаю о том, как все было, с улыбкой. Вся авария прошла в один миг, было страшновато, до этого я никогда не бился на байках. Но все бывает в первый раз. В этой аварии сильно пострадал водитель другого байка, ему придавило и обожгло ноги движком.

Берегите себя!

Интересные события развернулись в Индии с Антоном.

Дели. Самолет совершил мягкую посадку в аэропорту столицы. Я забрал свой рюкзак и поспешил в город, где меня ждали, как я думал, интересные события и встречи. Ступая на новую землю, я еще не догадывался, что события сегодня ожидают чересчур напряженные. Отмахиваясь от водителей такси и назойливых тук-тукеров, я поплелся под палящим солнцем к ближайшей остановке, чтобы уехать в центр Дели. Переполненные автобусы здесь – нормальное явление, и ехать на ступеньках, держась за дверные проемы, чтобы не вылететь при движении, – вполне обычное дело.

– Храм сикхов. О! Это то, что мне сейчас надо. Бесплатные завтраки и ужины для нуждающихся всегда ожидают желающих.

В моем подносе лежали рис, сабджа, лепешки чапати, горох в кефире, шпинат и вкусный массала чай. Во время трапезы ко мне подсела девушка-индуска с хорошим английским и завела беседу. А после завтрака мы пошли гулять.

– Так где ты будешь спать? – спросила она меня спустя 2 часа после знакомства.
– У меня есть палатка. Пожалуй, найду безопасное место на одной из крыш.
-Зачем? Я могу тебе помочь. Сейчас позвоню подруге.
«Странно», – подумал я (на том конце провода звучал мужской голос).
– Ок. Пошли, я договорилась, ты остановишься у нее.
Через пару кварталов мы зашли в приличную гостиницу, где нас встретили два здоровенных индийских амбала с чалмами на головах.
– Все, малыш. Я побежала. Эти парни тебе помогут.

И тут меня окатило жаром.

Мне начали задавать весьма странные вопросы, как будто я на таможенном контроле: «Зачем приехал в Индию? Сколько лет? Есть друзья, знакомые в нашей стране?» – и все в таком духе. Не понимая, что происходит, я начинаю паниковать. Здоровяки оплачивают номер и провожают меня в него. Дают мне денег со словами «Это отдашь сестре!» и скрываются за дверью. Что это сейчас было? Здесь явно что-то нечисто, надо отсюда убираться. Беру рюкзак и иду на первый этаж в сторону выхода.

– Эй, парень, ты куда?

Они сидели на диване слева, отчего, проходя мимо, я их не заметил.

– Да так, купить сигарет.
– Оставь свои вещи в номере, сможешь сходить с моим другом.

Неудачная попытка…

Хотел попросить о помощи людей, которые как муравьи сновали под окнами на улице, но не стал рисковать. Я дождался, пока стемнеет, и, как в фильмах про Джеймса Бонда, связал из простыней канат, рюкзак выкинул в окно и сам с третьего этажа благополучно спустился на землю. Кто знает, чем это все могло закончиться.

Утрата документов – одна из самых ужасных вещей, что может произойти с путешественником. Именно это случилось с Олей, моей попутчицей в Ханое.

Во Вьетнаме я потеряла документы… Оставила сумку в подвозившей нас фуре в городе Ханой. Ни номера телефона, ни номера машины, ни даже имени водителя не запомнили.
Тогда и настали минуты отчаяния. Попытка догнать фуру на машине не увенчались успехом. Далее было Российское посольство, но как раз закончился рабочий день, и никто помочь не мог. В полукоматозном состоянии бродила по городу, утирая слёзы, но все же надеялась на чудо, ведь я фактически подлежу только депортации. Кто может помочь той, что оказалась за тысячу километров от дома одна?

Мир! Мир, который ты в какой-то момент проклинаешь, становится твоим спасательным кругом. Я всегда буду помнить о том, что все в нашей жизни неслучайно. Люди, ситуации. Нам помог случайный знакомый, вьетнамец, который подвозил нас как-то в сторону острова Cat Ba. Он нам оставил свой номер. Полиция в этой стране не работает совсем, по нашим ощущениям. На столах – ни папок с бумагами, ни канцелярских принадлежностей, просто пустые столы.

Я поняла, что мир – это не бюрократия, не конституция, не границы – это люди. Люди, которые тебя совсем не понимают, но все-таки желают помочь. Размещение поста на Facebook’e о пропаже документов и розыске водителя сразу дали свои плоды. Паспорта и банковская карта найдены! Ребята, которые были в тот момент со мной, просто спасли меня, без них события развернулись бы совсем по-другому. Благодарю! Этот круговорот событий заставил меня поверить во многие вещи: в дружбу, неравнодушие, в чудо, наконец!

Будьте осторожны! И знайте, в каждом городе и стране у вас есть друг.

История незнакомого мне человека, произошедшая в Малайзии.

Пошла гулять по городу, у ребят ролики взяла. Еду, никого не трогаю, музыку слушаю и кайфую. Подкатывает байк с двумя ребятами. У одного из них мачете.

– Деньги давай! – кричит на меня тот, что с мачете.
Я в шоке. У него мачете!
– Нет денег, – отвечаю им как в тумане. Протягиваю сумку и говорю: «Это правда».
Мужик осматривает сумку: вода, телефон, плеер.
– Я же сказала – правда.
И тут амбал, лицо которого из моего тумана так и не появилось, бьет меня больно в плечо.
– За что? – вопрошаю я. – Потому что у меня нет денег? Мужик, что с тобой такое?

Он злится. Я видела, как он просто закипает от злости. Раскромсал мне ногу! Помню только фонтан крови. А дальше – астрал. Ибо боль сильнейшая.
Очнулась, когда ногу зашивали и запихивали антибиотики в сумку. В придачу с деньгами. Сижу в хосте релаксирую. Эксперимент плохой. Но эксперимент. К чему мне мир такой показан был, где деньги правят миром? Кто есть живой, скиталец, живущий идеалами?

Ужас в ночи.

Эту историю поведала тоже Оля, вспоминая ее как кошмарный сон.

Это была самая страшная ночь в моей жизни… Выйдя из отеля, я сразу направилась к тому месту, где буду ожидать минивен, который отвезёт меня до города, откуда я смогу добраться до границы Таиланда и Малайзии. Деньги на автобус мне дал таец, который уж очень переживал за меня, любезно помог.

Сев в машину, я пыталась уснуть, ведь две предыдущие ночи практически не спала, и этим я скоротала время в дороге. Добравшись до назначенного города, нашла автобус, который шел до границы, села в него, и примерно в полдень я была в нужном месте. К часу дня уже находилась в Малайзии.

Первый приграничный городок мне не приглянулся, но зато я нашла медленный, но интернет. Проведя какое-то время в переписках, отправилась искать место для сна. Решила разбить палатку у дорожной развилки, что недалёко от городка. Начав спускаться с дороги, я оступилась и упала прямо на торчащие толстые стебли растений. Что-то вонзились в мою ногу. Жуткая боль. С ужасом осознавая, что это может кончиться плачевно для меня, я все-таки взглянула на рану и увидела ожидаемое – в ноге торчала палка, и какая-то часть была глубоко под кожей.

Вот тогда я и дала всю волю своим чувствам. Я рыдала в голос. Мне было так обидно, что все это происходит со мной. Я сейчас одна, посреди тропического леса, где единственными моими спутниками являются красные муравьи. В такие моменты вспоминаются многие вещи, которые сидят глубоко в сердце.

Взяв себя в руки, попыталась выдавить оставшуюся часть огромной занозы из-под кожи, но это доставляло дикую боль. Начала суматошно накручивать себя, думая о возможных последствиях, о заражении крови, воспалении, ведь в Азии возможно все. Не имея элементарной аптечки, я перевязала ногу эластичным бинтом, предварительно наложив на рану ватный диск с мазью против ран. Ещё немного погрустив о своей жизни, я поставила палатку и перебралась внутрь.

Здесь темнеет немного позже, чем в Таиланде, и от этого мне стало даже как-то не по себе.

Спала я где-то часов до двух ночи, периодически просыпаясь от шума проезжающих машин. Свет дорожных прожекторов падал на палатку, что успокаивало меня, ведь я не люблю спать в темноте.

И… В какой-то момент я просыпаюсь и слышу непонятные звуки. Думаю, это они меня и заставили проснуться. Звуки тяжелые, немного хриплые, не могу сказать, что они являлись дыханием, но они были страшными и вселяли ужас в каждую клеточку моего тела. Вскоре я услышала звуки, похожие на рычание, но какое-то глубокое, грубое, утробное.

Кто сказал, что мы, молясь, часто делаем это неискренне? Вот в такие моменты мы молимся по-настоящему. И ты действительно готов предать свою жизнь в руки Господа. «Господь, ты учишь меня уж очень жестоко…»

Я понимала, что нечто жуткое находится рядом, но и оставаться в положении жертвы я тоже не хотела. Взяв фонарик, я дрожащими руками открыла палатку и начала освещать территорию. Уф, никого! По крайней мере, рядом никого.

Я плохо соображала тогда. Не запомнила, в какой момент этот звук стих. Интересно, что звуков шагов не было слышно, а ведь земля везде усыпана огромными сухими листьями.

Что это было? Быстро собрав вещи в рюкзак, я ушла оттуда, оставив спальник и палатку.

Не ходи, девочка, одна в лес гулять…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий