Give Peace a Chance - Журнал "БАНЗАЙ" Югра
previous arrow
next arrow
Slider
Give Peace a Chance

— Привет­, парень. Ты откуда? – с большим интересом спросил он у меня. 
— Xin chao, из России. Я не знаю, как правильно произнести, но я знаю, что на вашем языке наша страна пишется, как Nga. 
— Ааа, Русиа (Russia). Мы очень любим Россию. Россия и Вьетнам братья на века, – с твердой уверенностью и гордостью в своих словах произнес он. 
— Что же такого, что вы любите Россию? 
— Ну как что?! Россия не раз помогала нам. Самая большая помощь, которую оказала нам твоя страна — это в войне с Америкой. 
— А какая именно помощь? 
— Ооо, парень, так ты совсем ничего не знаешь. Садись, я расскажу тебе, как все было.

Я присел к нему за столик и уперся коленями себе в грудь. Здесь, во Вьетнаме, очень низкие столы и стулья, будто их позаимствовали у воспитанников детского сада, но это не мешало старику чувствовать себя комфортно. Он был уже в возрасте, седина забрала всю яркость и насыщенность его черных волос. Его лицо было покрыто глубокими морщинами, а в глазах все так же, как и в молодые годы, горела любовь к жизни. Он не стеснялся своих эмоций и всегда задорно разрывался смехом, вспоминая юношескую жизнь и первую любовь, украдкой утирал слезу, когда речь заходила о его лучших друзьях, которые были убиты американской пулей, и так же быстро и непринужденно возвращался в настоящее время, где мы сидели в одном из кафе на одной из центральных улиц Ханоя. В руках он держал сигарету. После каждой неторопливой затяжки к потолку вздымался плотный табачный дым, разгоняемый вечно работающими вентиляторами. Мы заказали по чашечке крепкого кофе и пока его готовили, он продолжил  рассказ своим хрипловатым старческим голосом.

 
— Раньше, до войны с Америкой, Вьетнам был разделен на две части: на Юг и Север, как сейчас две Кореи. Северная часть была Демократической республикой, а вот юг  оставался под властью Франции. Воссоединение нашей страны предполагалось к середине 1956 года, но «американская рука» вторглась сюда раньше и начала бомбить Южный Вьетнам. Это были ужасные времена, так началась Америко-Вьетнамская  война. Их оружие превосходило наше во много раз, их кровожадность сопоставима с самым диким зверем, которого даже нет на этом свете. Но нам надо было что-то делать, и мы встали на защиту своей земли.

Вьетнам до 2 июля 1976 года разделялся на две части поперек 17 параллели.

 

Нашу беседу прервал официант и поставил на столик две чашечки крепкого вьетнамского кофе со льдом.

— Попробуй, как тебе? Нравится? 
— Да, весьма вкусный. Хоть я кофе и не люблю, но этот довольно необычный. Холодный кофе со льдом. Хах, интересно.

Вьетнамский кофе со льдом.

 
 

Старик рассмеялся и похлопал меня по плечу.

— Сынок, ты мало что знаешь о Вьетнаме и его кухне. Но ничего, все пробелы восполнимы. Ты обязательно должен попробовать традиционное блюдо Bun Cha. Знаешь, это такая рисовая лапша со свининой, приготовленной на гриле. Я думаю тебе понравится. Так, на чем мы остановились? Ах, да! Про нападение Америки. Мне тогда было 17 лет — молодой красивый парень, полный амбиций и планов на жизнь. Я собирался поступать в университет на лингвистический факультет, но так получилось, что все планы война в корне изменила. Американцы словно пришли сюда поразвлечься. Они называли эту войну «Адская дискотека в джунглях». Мы-то  знали, что запасы бомб и ракет истощаться у американцев быстрее, чем наш боевой дух, – под каждое слово старик тыкал пальцем в стол, придавая значимость своим словам. — Я соглашусь с тем, что мы были слабее в материальном отношении, но наша воля к победе была сильнее, чем у них. Да, кстати, я думаю, что их пехотинцы это прекрасно понимали, как и весь американский народ. 
— Знаете, я часто задаюсь вопросом. зачем и для чего Америке надо было вмешиваться в гражданскую войну Вьетнама, зачем они принесли столько смертей, разрушения и бед? Наверное, я никогда этого не пойму. Это так и останется для меня загадкой.

Он достал следующую сигарету, чиркнул спичкой о коробок и погрузился в размышления.

— Ну как зачем? Мы коммунистическая страна, Америка хотела навести здесь свои порядки, помочь Франции удержать колонизацию, ну и конечно дать нам «Свет» в виде демократической формы правления. Везде они лезут со своим «миром». Пусть засунут его себе в задницу! –Гневно разразился старик и стукнул кулаком по столу. 

— Что происходило в Америке в это время среди мирного населения? 
— А вот это хороший вопрос, – одобрительно усмехнулся он. 
— Когда был убит президент Кеннеди? Ты знаешь? 
— Если не ошибаюсь, в 1963 году. 
— Совершенно верно. Уже шел разгар войны, и многие любители «Теории заговора» видят в этом его желание закончить войну во Вьетнаме мирным путем, что кому-то очень не понравилось. Возможно, это версия и является правдоподобной, в свете того, что первым документом, который подписал Линдон Джонсон в должности нового президента, была отправка дополнительных войск во Вьетнам. Хотя накануне президентских выборов он выдвигался как «кандидат мира», что повлияло на его уверенную победу. А! И еще! В этот период появляется молодежное движение «Хиппи» — протестующие против войны в нашей стране. Кульминацией их движения стал так называемый «Поход на Пентагон», когда в октябре 1967 года в Вашингтон съехалось свыше 100 000 молодых людей. Даже выступавший против войны Джон Леннон написал песню «Give peace a chance» (Дайте миру шанс).

 
 
Фото 1: Собрание протестующих американцев против войны. Фото 2: Девушка призывает любить, а не убивать. Фото 3: Джон Леннон и Йоко. перевод: «Закончите войну! Если вы этого хотите. Счастливого Рождества от Джона и Йоко».


— Впечатляет такая поддержка американского народа. Я думал, многие рвались на войну, чтобы получить бонусы от государства. 
— Если кто и хотел получить бонусы от США, так это пуэрториканцы. Они шли на войну, чтобы получить американское гражданство. А так — нееет, ты чего. Там было все иначе. Боксер-тяжеловес Кассиус Клей, слышал о таком? На пике своей карьеры принял ислам и взял себе имя Мохаммед Али, чтобы не служить в американской армии. За этот поступок его лишили всех титулов и на 3 года отстранили от участия во всех соревнованиях. Это уже после войны в 74 году следующий президент Джеральд Форд дал помилование всем дезертирам и тем, кто уклонился от службы. Ни много, ни мало, но явилось свыше 27 тысяч человек. А ветеранов этой войны накрывал «Вьетнамский синдром». Они начали массово сводить счеты с жизнью, съезжали с «катушек», становились наркоманами. Глядя на них, молодежь не спешила брать в руки оружие.

Терзающие воспоминания войны (Вьетнамский синдром).

 
Мне было интересно слушать седовласого старика с парой зубов во рту. Он постоянно рассказывал разные истории того времени. Но одна из них пробрала до дрожи.
Был август 1966 года. В зените стояло палящее «Индокитайское» солнце. Он вместе со своим взводом пробирался сквозь густые заросли джунглей. Атмосфера была напряжена до предела. Они шли на выстрелы и раздирающие крики людей, которые с каждым шагом становились слышны все отчетливей. «Нет, нет… Только не сейчас…  Мне нельзя думать о том, чтобы мысленно прощаться с семьей. Я должен вернуться домой! Я должен жить!» вертелось у него в голове. Но внезапно выстрелы в джунглях стихли, в небо поднялся «Чинук» и унес американцев под оглушительный смех на военную базу. Они побежали скорее к месту обстрела, чтобы увидеть, что произошло. От увиденного у них появился ком в горле, слезы текли по их щекам. Американские солдаты расстреляли жителей и сожгли деревню напалмом. Вокруг лежали мертвые тела женщин и детей. Безжалостно и хладнокровно они уничтожили всех, кто оказался в этом месте в злосчастный момент. Кое где еще доносились стоны умирающих. Казалось, что вот-вот земля уйдет из-под ног.

Фото 1: Расстрел мирных жителей. Фото 2: Сожженная деревня. Фото 3: Деревню сжигают напалмом. Фото 4: Дети бегут из напалмового кошмара. 8 июня 1972 года. Фото 5: Заживо сожженный.


— И такое бывает, сынок. Это очень тяжело видеть, особенно когда ты 17-летний малец, – едва слышно произнес старик, с горечью вспоминая тот день. — Принеси мне воды, пожалуйста.

Я встал и пошел, чтобы принести ему стакан воды. Посетители кафе то и дело на меня переглядывались и перешептывались. На мне не было лица, и весь день в один миг стал для меня мрачным. Под его истории я будто очутился там и прочувствовал на себе весь ужас, который он пережил.

— Вот, пожалуйста, выпейте воды. Так все же, почему вы любите Россию? — вернулся я к первоначальному вопросу. 
— Ты знаешь, кто такой Хо Чи Мин? 
— Этот тот мужчина, что изображен на каждой купюре? 
— Да, это он. Ооо, это легендарный человек! Такие рождаются раз в 1000 лет. Он был выдающимся политиком, лингвистом, творческой личностью. Его перу принадлежат стихотворения, рассказы, очерки, речи. Он автор произведений, посвященных проблемам рабочего и национально-освободительного движения, вьетнамской революции, объединения страны и построения социализма, – вдохновленно и с гордостью начал рассказывать седовласый мужчина, словно предыдущего разговора и не было вообще. 
— Я слышал, что он был с деловым визитом в СССР к Хрущеву. 
— Да. Дядюшка Хо, мы его так ласково называем, прилетал в Советский Союз, чтобы попросить помощи в войне с Америкой. Вьетнам безвозмездно получил 340 миллионов рублей. Поставлялись вооружения, боеприпасы и другие материальные средства. Советские военные специалисты помогали нашим воинам осваивать боевую технику, благодаря чему мы и одержали победу над американской демократией. Он часто посещал СССР уже после того, как стал руководителем Вьетнама. Постоянно выступал за укрепление и развитие дружбы между вьетнамским и советским народом. Мы с большим уважением относимся к Дядюшке Хо. В его честь была переименована столица южного Вьетнама (город Сайгон). Он объединил Южную и Северную часть Вьетнама. Кстати, он владел 29-ю языками.

Фото 1: Лидер Вьетнама Хо Чи Мин. Фото 2: Банкноты Вьетнама. Фото 3: Встреча Лидеров: Н.С.Хрущев (СССР), Мао Цзедун (Китай), Хо Чи Мин (Вьетнам)


— Я много расспрашивал вьетнамцев про Хо Чи Мина. И после их проникновенных рассказов о любви к Дядюшке Хо я сам чувствую, как начинаю его любить. Старик раскатился на все кафе звонким смехом.

— А ты молодец. Можно сказать, что ты уже вьетнамец. Вот как попробуешь Bun Cha и побываешь в мавзолее Хо Чи Мина, так, считай, можешь получать паспорт гражданина Вьетнама.

 

Фото 1: Традиционное вьетнамское блюдо bún chả. Фото 2: Мавзолей Хо Чи Мина в городе Ханой


Мы оба рассмеялись, и я решил вновь спросить его о войне.

— Как это война отразилась на Вьетнаме?

— Ты думаешь, что тебе действительно интересно это знать? Подводить итоги таких событий всегда тяжело. Американцы применяли химическое оружие на своей «дискотеке». В пораженных районах серьезно изменился экологический баланс. Из 150 видов птиц осталось всего 18, исчезли насекомые и земноводные, в реках сократилось число рыб. Был нарушен микробиологический состав почвы, отравлены растения. Практически полностью уничтожены мангровые леса, а это, я скажу тебе, 500 000 Га, поражено около 60% (около 1 млн. Га) джунглей. Очень много уничтожено плантаций. Можно сказать, что тогда мы остались совсем без еды.

Фото 1: Вертолет распыляет химическое оружие. Фото 2: Самолет распыляет «Agent orange». Фото 3: Последствия химической атаки на джунглях. Фото 4: Оранжевая бочка с реагентами в последствии получившая название «Agent orange»


Но это — что касается природы. Страшные события отразились и на человеке. До сих пор на свет рождаются дети с выраженными признаками уродства. Все это — результат применения оружия «Agent orange». Вообще, когда ты будешь в городе Хошимин, обязательно посети «Музей жертв войны», и сам все увидишь.

 
Последствия реагентов на людях.


Пока старик неторопливо вставал из-за стола, чтобы покинуть кафе, я оплатил наш кофе и повернулся к нему, для того чтобы попрощаться. Передо мной стоял тот самый парень 17 лет, в темно-зеленой форме военных лет, с винтовкой за спиной и улыбался, глядя на меня белоснежной улыбкой.

— А знаешь, парень, мне так и не удалось выжить в том обстреле американцами. Меня, мою семью, друзей и других жителей сожгли напалмом. Но эта страшная война только укрепила дух вьетнамского народа, и лидер Хо Чи Мин всегда будет жить в наших сердцах, озаряя путь нашей светлой жизни.

Он вышел из кафе и навсегда растворился в бурном потоке столичной жизни.